Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Обо мне и этом журнале. Верхний пост

Привет.

Меня зовут Кирилл, я из Екатеринбурга. Занимаюсь дизайном, интерфейсами и кучей других прикладных штук в этой области. Работал в Контуре, заведовал дизайн-процессами в интернет-магазине E96.RU, сейчас ui-дизайнер в Точке, банке для предпринимателей. Много читаю. Пишу о совершенно разных вещах и котиках, притом зачастую весьма пространно и размышленчески. Список тегов я ооочень постепенно привожу к полнофункциональной навигации без дублирования. Оставляю за собой право выражать свои мысли так, как считаю нужным, могу иногда и матерные словечки вставлять.

Collapse )
Очки

Межличностная энтропия

Люди вокруг. Постоянно люди вокруг. Каждый день. Ровный слой совершенно непривычных паттернов поведения. Кто-то близок по духу, кто-то нет. Некоторые автоматически оярлычены и раз и навсегда классифицированы. Кто-то по умолчанию обеззвучен, а на кого-то стоят уведомления. И автоматически выстроена слепая цепочка взаимодействия. 

Collapse )
Очки

Между делом о насущном



Заметил, что когда подхожу к лифту, который стоит на моем этаже, ускоряю шаг, чтобы не уехал. Казалось бы, смешная паранойя, но в паре-тройке случаев из десяти он и правда уезжает раньше, чем я успею нажать на кнопку вызова. Причем как-то автоматически привычка выработалась. Решил пронаблюдать за собой, оказалось, подобных рефлексов накопилось довольно много. Теперь вот размышляю, оставить в покое эти автоматические реакции или искоренить к чертовой бабушке.

Collapse )
Очки

Трогнул повседневные мелочи и новый дачный сезон сов с жаворонками


Кто не вспомнил девочку, тот лох!

Не смотря на серьезно изменившийся жизненный устрой, незаметно для себя стал получать удовольствие от повседневных мелочей. Как-то за последние годы отвык от этого. Все пытался компенсировать это в отрыве от регулярного ежедневного быта. Оно получалось, но хуже всего то, что привык к контрасту хорошо-плохо. А я всегда был сторонником единения с окружающим миром во всех его проявлениях. Когда-то больше, когда-то меньше.

Про дочь вы и так уже всё читали. Когда-нибудь соберусь и напишу отдельный пост о внутренних изменениях самоосознания и, так называемых, комплексах. Уже есть, что сказать, но пока в стройную модель оно все не влазит. Кажется, что суть где-то глубже. И я ее почти уже нащупал, однако слова пока ускользают, не могу сформулировать. Так что сегодня речь пойдет о других вещах.

Collapse )
Очки

Пока, e96.ru



Жена пытается кормить дочь перед сном, та периодически что-то возмущенно восклицает. А я наконец собрался с мыслями сесть и написать этот пост. Закончилась моя эпичная эпопея работы в e96-ру. Почти четыре года я погружался в недра регионального екоммерса через дизайн. Очевидно, было всякое — и хорошее и плохое, но об этом я писать не буду. Скорее хочется сделать аналитический ретроспективный срез в плане поставленных целей и их реальной достижимости.

Личной конкретики и выводов, применительно к локальным рабочим реалиям не будет, их я изложил в объемном прощальном письме ко всем сотрудникам. Там они к месту. Тут же хочется остановиться на личных профессиональных составляющих. Так что если что-то и проскользнет, то лишь для того, чтобы послужить показателем описываемых факторов. И да, то, что я описываю, это не для собственного бахвальства или очернения кого-либо, это попытка проанализировать собственный субъективный опыт.

Collapse )
Очки

Про людей и крыс

К четвертой и пятой книге цикла про Древнего Сергей Тармашев как-то приударил за социальной фантастикой. И у него неплохо получилось. Цитата длинная, упрощения нехилые, но что-то в этом есть.

Старый Серебряков вновь расположился в кресле и принялся неторопливо жестикулировать. Автоматика, следящая за движениями его рук, воспроизводила на демонстрационной сфере соответствующие рисунки и цифры.

— Предположим, вы вышли в далекое плавание на огромном корабле древности, — начал старик, и один из экранов изобразил схематичный рисунок старинного парусника. — У вас на борту сто человек команды и — куда же без них! — тысяча крыс, ибо история развития нашей расы бескомпромиссно показывает, что крыс всегда больше. В трюмах достаточно еды, плюс вы имеете на борту, допустим, оранжерею и некую животноводческую палубу, где команда производит пищу. Итак, плавание проходит превосходно, нет ни штормов, ни цунами, ни даже слишком сильных ветров. Единственный недостаток — плыть вам предстоит очень долго. Предположим, веков, эдак, двенадцать. В вашей команде приблизительно равное количество мужчин и женщин, они имеют возможность образовывать семьи и обзаводиться потомством, что они и делают. Для того чтобы ваша команда как биологическая популяция могла со временем расти, а не уменьшаться, каждая семья должна произвести на свет, возьмем по усредненному минимуму, троих детей. Грубое приближение, разумеется, но у нас ведь чисто символические расчеты! Итак, три ребенка на каждые пятьдесят человек, итого сто пятьдесят новых человек экипажа к моменту взросления первого поколения! Пускай под временным интервалом «поколение» мы будем подразумевать, к примеру, двадцать пять лет.

Он записал цифру над качающимся на волнах корабликом и продолжил:
— Это достаточно сложно уже само по себе, так как ваши сотрудники должны не просто рожать детей, но и производить пищу, одежду, чинить или создавать предметы всяческой необходимости, заботиться о здоровье друг друга, управлять кораблем и поддерживать его в исправном состоянии и так далее! Не так просто найти время для того, чтобы родить и воспитать троих детей, ведь работу не бросишь, за вас ее делать некому. Но тем не менее вы справляетесь и с текущими трудами, и с установленными нами нормами воспроизводства популяции.

Старик указал на цифру «150» и быстро дописал к ней цепочку несложных расчётов:
— Первое поколение воспроизведет на свет еще, семьдесят пять умножить на три, двести двадцать пять человек. Но к моменту взросления второго поколения прошло уже пятьдесят лет, и ваша первоначальная команда покинула этот мир по причине естественного старения. То есть минус сто человек. Итак, что мы получаем. Команда вашего корабля из ста человек по прошествии пятидесяти лет увеличилась до цифры триста семьдесят пять. Итого полный цикл смены поколений имеет коэффициент увеличения 3,75.

Он обвел эту цифру в кружок и постучал пальцем по трюму кораблика.
— Теперь заглянем сюда. Тут у нас была тысяча крыс. Пускай для чистоты эксперимента они тоже имеют временной период «поколение» длиной в двадцать пять лет и равное количественное отношение полов, пятьдесят на пятьдесят, то есть в процессе воспроизведения воспроизведения будут участвовать пятьсот семейных пар. Но! — Седой Серебряков поднял вверх палец. — Обратите внимание! Они НЕ вынуждены трудиться, подобно вашей команде! Они не следят за кораблем, не производят пищу, не создают лекарства и тому подобное, они просто пользуются плодами труда вашей команды! Всё, что им приходится делать, это заботиться лично о себе и иногда о своем выводке, общественный труд их не интересует. Посему, кроме еды и развлечений, время им тратить некуда, и плодятся они интенсивнее, нежели команда корабля, занятая настоящим трудом. Предположим, что их прирост больше вашего всего на одного потомка в семье. Итак, пара крыс в пику паре членов команды производит на свет не троих, а четверых детенышей. То есть к моменту взросления первого поколения крыс в нашем трюме уже, пятьсот умножить на четыре, две тысячи особей. Далее воспользуемся прежними расчетами.

Седой ученый написал под корабликом цифру 2000 и набросал рядом нехитрые вычисления:
— Второе поколение произведет на свет соответственно, тысяча умножить на четыре, четыре тысячи особей. К моменту взросления второго поколения первоначально заполнившие корабль предки, как мы приняли считать, уже умерли от старости, в результате через пятьдесят лет точное количество крыс в трюме равно шести тысячам особей. Стало быть, тысяча крыс по прошествии пятидесяти лет превратилась в шесть тысяч. Таким образом, полный цикл смены поколений имеет коэффициент увеличения 6 (шесть).

Он отодвинул руку от нарисованного кораблика, весело бегущего по волнам, и начал новую строку вычислений где-то под уровнем схематичного моря:
— Как мы определили изначально, ваше плавание проходит двенадцать веков, то есть тысячу двести лет, что соответствует двадцати четырем полным циклам смены поколений. Берем коэффициент увеличения численности команды, равный 3,75, умножаем его на 24 полных цикла и умножаем на первоначальное количество сотрудников команды, то есть на 100. В результате мы видим, что к концу плавания вы имеете на борту девять тысяч сотрудников. Повторюсь, все эти расчеты абсолютно гипотетические, усредненные и несерьезные, они требуются нам исключительно для наглядности, и не более того!

Старый Серебряков написал над корабликом цифру 9000 и продолжил:
— Вновь заглянем в трюм! Что же мы там видим? Изначальное количество крыс, тысяча особей, за 24 цикла полной смены поколений с коэффициентом увеличения численности 6 (шесть) дает нам итоговый размер популяции сто сорок четыре тысячи особей. — Ученый поставил рядом с трюмом цифру 144 000. — Посмотрите внимательно, Лена! — Он постучал пальцем по невесомому изображению бегущего по волнам парусника. — На вашем корабле девять тысяч сотрудников команды и сто сорок четыре тысячи крыс! Иными словами, численность команды составляет менее шести процентов от общего населения корабля!

Старик сделал несколько мазков пальцами, и картинка преобразилась. Улыбающееся солнце скрылось за грозовыми тучами, море вздыбилось пенистыми волнами, хлынул дождь, засверкали молнии. Одна из них ударила в центральную мачту с трудом удерживающегося на огромных волнах кораблика, та обломилась и рухнула за борт. Несколько парусов порвало ураганным ветром, где-то на корме вспыхнул пожар.

— Но тут случилось неожиданное! — заявил старый Серебряков. — Началось цунами, и ваш корабль попал в самый жуткий его штормовой фронт! Мачты ломаются, в трюме пробоина, на корме пожар! И что мы видим? Естественно! Крысы ринулись прочь с терпящего бедствие корабля! Да так, что за их потоками команду и не разглядишь! — старик презрительно усмехнулся. — Видите ли, Лена, крысы в таком количестве запросто могут показаться стороннему наблюдателю и настоящими хозяевами корабля, и его командой, и даже теми, для кого этот корабль и море вообще существуют на белом свете. Когда процентное большинство за крысами, их невозможно не заметить, более того, сложно заметить кого-либо, кроме них. Они могут создавать общественное мнение, и непосвященный наверняка посчитает его весьма важным и влиятельным, заслуживающим всяческого внимания, будто именно оно определяет и курс корабля, и царящие на нем законы, и вообще, что крысы сами и построили этот корабль. Они могут объединяться в сообщества, дабы развлекать себя от скуки, и даже преуспеть в этом. Например, создать превеликое множество блогов, социальных сетей, общественных организаций, всяческих шоу, хоть юмористических, хоть интеллектуальных, хоть театрально-киношных — да любых, всё, что душе угодно, ведь питаться и развлекаться — это смысл их жизни! Они могут создавать коммерческие структуры, чтобы продавать друг другу зерна, утащенные из вашей оранжереи, а так как крыс много, то они вполне способны утащить столько зерен, что вскоре станут продавать их и вам самим. У них может возникнуть иерархия, и она запросто может оказаться гораздо сложнее вашей в силу великой многочисленности крысиного поголовья. Словом, они могут казаться успешнее вас во всем.

Седой Серебряков сделал паузу и внимательно посмотрел на Лену:
— Но одно обстоятельство будет неизменно во веки веков — крысы всегда останутся крысами. Они никогда и ничего не делали и не сделают ни для существования, ни для спасения корабля. Их жизнь посвящена святому — себе любимым да своему выводку. Их бесчисленные толпы, сменяющие друг друга в череде поколений, не оставляют после себя ничего, кроме гор помета. От того, есть ли они на борту, нет ли их, в судьбе корабля ничего не изменится. Скорее даже без них он пойдет быстрее.

Так что в тот момент, когда перед вашим судном категорически встанет вопрос жизни или смерти, вся крысиная братия со всех серых ножек бросится бежать, спасая свои драгоценные жизни и глубоко наплевав на все остальное. И вот тогда, когда огромный, кишащий голыми хвостами и верещащий паническим писком крысиный поток покинет тонущий корабль, вы и увидите свою команду, Лена. Настоящий экипаж корабля, те самые девять тысяч человек, что чинят его, ремонтируют поломки, штопают старые и ткут новые паруса, выращивают зерно в корабельной оранжерее и производят пищу. Именно от них будет зависеть, пойдет ли ваш корабль на дно, или его удастся отстоять и вырвать из рук беснующегося цунами. Только от них, и ни от кого более! А теперь скажите мне, Лена, стоит ли, когда команда изо всех сил пытается заделать течь в днище корабля, отвлекаться на то, чтобы бросать спасательные круги тонущим крысам, что попрыгали в воду с вашего судна при первых признаках крушения?

Лена ошарашено смотрела на старого ученого. Ничего себе арифметика! Так сразу и не сообразишь, что сказать… Самое обидное заключалось в том, что, если отбросить эмоции, холодный разум, наблюдающий за происходящим в Содружестве, категорически заявлял, что старик прав. Оставалось лишь надеяться, что нарисованный им кораблик не пойдет ко дну.

— И все-таки вы обрисовали картину как-то слишком… — она запнулась, подбирая подходящее определение, — даже не знаю… слишком зло, что ли… — девушка печально пожала плечами. — Не хочется ассоциировать людей с крысами…

— Извините, дорогая Лена, но я в своих выкладках никоим образом не обидел и не оскорбил Людей, — возразил седой Серебряков. — Это в вас говорят впитавшиеся с детства несуразные штампы и прочие глупые социальные догмы. В действительности же, умение умно говорить, популярно острить, модно одеваться и так далее еще не делает существо Человеком. Ибо настоящий Человек — это нечто гораздо большее, нежели обычный примат, закончивший учебное заведение. И органично вписавшийся в сто сорок четыре тысячи себе подобных.

Сергей Тармашев, Древний. Расплата
Очки

Настало время наверстать упущенное

С тех пор, как меня перестал устраивать жж в плане адекватности и скорости своей работы, я практически ничего туда не писал. Перелез в контактик и фейсбучек. Но, скажем прямо, социальные сети изначально не нацелены на сколько-нибудь длинные форматированные тексты. Есть, конечно заметки, несколько расширяющие возможности обычных записей на стене, и там и там, но все равно это не то, что нужно.

А вот развитие, а точнее стагнация сервиса, заточенного на ведение блогов, меня бескомпромиссно удивляет. А ведь там была своя обширная аудитория, которую годами бездарно просирали. Этому причиной и кривой функционал работы ленты, и скорость загрузки страниц, и странный дизайн, и дилетантсткое приложение для телефона. Я уж молчу про отсутствие нормального десктопного клиента и прочих ништяков в плане шеринга, экспорта и импорта. В результате я перевел самых читаемых френдов в рсс-ридер Фидли, а сам фигачил периодически чего-нить в Эвернот, а из него время от времени выкладывал в соцсеточки.

Ближе к осени понял, что перестал мыслить в рамках нормального блога, регулярно склоняясь к микроблогингу. Тут пару предложений, тут фоточку пульнуть, тут лайк поставить. Да и длинные тексты в соцсеточках практически не читают. Самое ужасное, что сама суть журнального сообщества развалилась, теперь жж не воспринимается как живой формат для общения, обсуждения или распространения информации внутри сервиса. Теперь это некоторый динозавр с болезнью Паркинсона, постепенно отмирающими долями мозга и онемением нижних конечностей. Вроде и дышит, но самостоятельной сущности уже не представляет.

Я не берусь судить, почему так произошло. Очевидно для меня всего несколько вещей. Стратегия развития была выбрана без учета возможных необходимостей пользователей в век социальных сетей. У самой по себе блогоплатформы есть потенциал, да и будет еще долгое время. Но его нужно правильно позиционировать и продвигать. Уже сейчас есть несколько отличных от жж платформ, которые я листаю время от времени. Есть личные сайты-блоги на собственных доменах. Да банально даже в Твиттере народ выкладывает набранные в Ворде тексты в виде картинок. И это для аудитории кажется более простым, нежели использовать давно привычный жж.

Вообще, по поводу стратегии можно рассуждать довольно долго, тут же я вижу, как говорит один мой приятель, понабрали хипстеров, пороха не нюхавших, и посчитали их экспертами. И эти самые иксперты, погнавшись не за аналитикой и исследованием аудитории, а за собственными креативными высерами, облажались, что и следовало ожидать. Но сказать я хочу не о них, я не знаю конкретных фактов, поэтому утверждать не берусь. Однако выглядит это примерно так. Про нововведения в виде копирования чужих постов в некий медиасборник под собственной редактурой даже и говорить не хочется. Похоже на кокаин.

Про техническую часть тоже не раз уже писал. Как можно страницу с голимым текстом при нормальной скорости интернета грузить от 20 до 40 секунд, я решительно не понимаю. И это на протяжении последних пары лет.

Выдали ограниченное количество места под фоточки и монетизируются посредством, обратите внимание, создаваемого пользователем востребованного контента, за счет которого вообще существует сервис. Или платить за количество аватарок. Мне это жлобство непонятно. Оно изначально глупо, недальновидно и не имеет никаких перспектив. В магазинах бы при такой стратегии после первых ста посещений с вас бы брали деньги за вход. И так тут во всем.

В общем, плохо все. Ну хотя не то, чтобы плохо, скорее тотально по-дилетантски. А ведь вроде серьезный сервис. И на этой ноте перейду к теме сегодняшнего поста. Здравствуйте, я вернулся :) Ибо пора уже развернуто написать и про построенную баньку, и про много всего другого, произошедшего с тех пор, как я забросил свои длинные посты.
Очки

Большая философская заметка об отношении к собственной деятельности. Часть четвертая

Без философии не начать. Философией не закончить. Не зря ее выбрали основноположницей наук. 

Я прекрасно осознаю, что все аналогии лживы и манипулятивны. Но в разрезе эмпирического опыта они отлично передают субъективную точку зрения, поясняя то скрытое, что  не всегда просто так можно передать словами, считанными эмоциями или логическими доводами. 

Итак, следующая часть философской саги про отношение к собственной деятельности и жизни. 

Я много читаю и перечитываю современных авторов, задающих тренды, или моду, если угодно. Две трети из них это компилляция оставшейся трети, где существует некое оригинальное пространство моделей и способов действий.  В описываемые же две трети легко можно отнести коучей всех мастей и корпоративных тренеров. Не, не всех, но большую часть это точно. 

Некоторые из вышеобозначенных, выросшие из линейных сотрудников разных профессий и менеджеров всех мастей, даже для меня являются ключевыми авторитетами области. Я читаю каждую их книгу с вожделением и чувством справедливости описываемого, потому что встречаюсь с этим каждый день. Помню из последнего, как для меня стала откровением довольно узкая по количеству кейсов, но тем не менее очень объективная книга 45 татуировок менеджера Максима Батырева. Периодически я возвращаюсь к ней, чтобы перечитать и понять, в том числе и не описанные там правила профессионального саморазвития и выстраивания собственного положения в любой структуре. Очень честная книжка, рекомендую.
Collapse )
Очки

Большая философская заметка об отношении к собственной деятельности. Часть третья

Ну что, продолжим, есть еще буквицы в ягодицах. Как это ни странно, пришлось перейти в социальные сети для написания полноценных постов, хотя там это очень непопулярный вид контента и удобство на этом же уровне. Но ЖЖ уже несколько лет показывает отрицательное развитие юзер-экспириенса (в 2016 году, Карл), а другую полноценную платформу искать совсем не хочется, в том числе и переносить туда огромное количество записей. Так что пока экспериментирую с заметками Вконтактика и Фейсбучика, попутно автоматом экспортируя их в жежешечку.

Конечно Медиум меня полностью устраивает в плане написания постов, но скажу прямо, никакого френд-сообщества там особо нет, да и потенциальное будущее его довольно туманно. Хотя я ради эксперимента зафигачил туда несколько больших записей, отчего получил много удовольствия.

Collapse )
Очки

Большая философская заметка об отношении к собственной деятельности. Часть первая

Ощущение себя рождается вне времени, задаваемого системами цивилизации. Оно не то, чтобы исключительное, это ощущение, скорее каждодневное, но не осознаваемое. Стоит остановиться и просто наблюдать за окружающим, как проступают исключительно четкие, но не видимые обычно черты такого привычного существования. 

Сейчас я сижу с книгой и вижу, как спит под маленьким столом собака на веранде. Все ее существо, периодически устраивающееся поудобнее на старом ковре, норовит слить свое бытие с внешними условиями, вносящими корректировки в ее поведение. Она спит, но чуть стоит мне пошевелиться, как морда встрепенется, уши встанут, голова повернется в мою сторону. И ей привычно такое существование, более того, она не знает, что может быть как-то иначе.  Collapse )